ВАРИАНТ 1

Часть 1

Задание 1.1.1.

У Калашникова «могутные плечи», у Кирибеевича «сильные плечи». Почему оба героя-антагониста представлены у Лермонтова подобными былинным богатырям?

Оба героя Лермонтова, при всей разности их характеров и поступков, воплощают черты русского национального характера: богатырскую силу и молодецкую удаль, верность долгу и традициям, способность постоять за себя и свою честь. Калашников отстаивает не только свое доброе имя, но и честь всего православного народа, поэтому он – носитель народных представлений о морали, о долге и справедливости, как былинные богатыри: Илья Муромец, Добрыня, Алёша Попович. Они всегда сильны не только физически, но в первую очередь духовно, тем, что стоят за правду. Кирибеевич же представляет силы, которые в русском фольклоре были враждебны народу: агрессивные захватчики, насильники – Соловей-разбойник и др. Нравственная правда на стороне Степана Калашникова. Поэтому еще до поединка «Кирибеевич побледнел в лице, как осенний снег; Бойки очи его затуманились…» Богатырь-опричник, превосходящий силой своего соперника, признал его моральное право на победу.
Задание 1.1.2.

Кому и в какой последовательности кланяется перед боем Калашников? Как это его характеризует?

Степан Парамонович Калашников отстаивает свое человеческое достоинство, право простого человека не подчиняться притязаниям знатного опричника – царского любимца. «Правдой-матушкой» заклинает он своих братьев выйти на поединок с опричником, если он сам погибнет в бою. Он выступает в «Песне…» как защитник народной правды, против произвола царских приспешников, против произвола деспотии. В этом отношении особенно важна одна деталь: Кирибеевич, выходя на поединок, только «царю, в пояс, молча, кланяется».

Степан же Калашников – истинный христианин: «поклонился прежде царю грозному, после белому Кремлю да святым церквам, а потом всему народу русскому», «а родился я от честнова отца и жил я по закону Господнему», «не скажу тебе, скажу только Богу единому». Божий суд для Калашникова – самый важный, но и царю уважение он оказывает.

Задание 1.1.3.

Сравните данный фрагмент со сценой дуэли Гринёва и Швабрина (ниже приведён фрагмент из романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка»). Чем различаются изображённые поединки?

Представление о чести как о высшей ценности задано эпиграфом к роману А. С. Пушкина «Капитанская дочка»: «Береги честь смолоду». Пётр Гринёв многократно демонстрирует верность отцовскому наказу, и выплачивая бильярдный долг Зурину, и отклоняя спасительное предложение Пугачёва служить казакам, и с риском спасая из рук Швабрина Машу Миронову. Готовность ценой собственной жизни защищать честь любимой женщины сближает пушкинского Гринёва и лермонтовского Калашникова. Однако Степан Калашников, на мой взгляд, является защитником чести в народном её понимании, если можно так выразиться, а Пётр Гринёв представляет собой образец дворянской, офицерской чести. Кроме того, в пушкинском поединке противостоят друг другу приятели, равные по сословному положению, у Лермонтова же противником Степана Калашникова является царский опричник. Но в то же время Кирибеевич ведёт себя, по-моему, более достойно, нежели Швабрин, честно принимая вызов Калашникова. Ещё одним отличием является исход поединка: Петруша Гринев ранен, лермонтовский герой убил своего обидчика, а сам казнён по приказу царя. Другим примером обращения к теме чести может служить эпизод дуэли в «Княжне Мери» М. Ю. Лермонтова. Драгунский капитан ведёт себя цинично: он не вставляет пулю в пистолет Печорина, чем уничтожает саму идею справедливого поединка во имя защиты чести. Однако и дуэль с Грушницким была спровоцирована многоходовой игрой Печорина: на первом месте здесь не защита родовой чести (как в «Песне про… купца Калашникова»), а удовлетворение личных амбиций – удавшееся Печорину и окончившееся гибелью для Грушницкого.

Часть 2

2.1.

Согласны ли вы с утверждением исследователя: «И в языке, и в стиле, и в стихе Лермонтов не подражал фольклору, а создал своё произведение на основе органически усвоенных им народнопоэтических традиций»? Обоснуйте свою позицию. …

Работая над «Песней про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», М.Ю. Лермонтов изучал произведения русского фольклора. Источником поэмы называют историческую песню «Кастрюк Мастрюкович», в которой рассказывается о героической борьбе человека из народа против опричника Ивана Грозного. Однако Лермонтов не копировал народные песни механически. Его произведение пронизано народной поэтикой.

В характерах, созданных Лермонтовым, отразились черты героев русского фольклора. Не случайно Лермонтов величает Калашникова по имени отчеству, а Кирибеевич лишен честного имени — он «бусурманский сын». Алена Дмитриевна и Степан Парамонович наделены лучшими качествами: честностью, человеческим достоинством. Отношения этих героев оцениваются с народной точки зрения: Калашников, олицетворяющий героическое национальное начало, обнаруживающий способность к бунту, явился выразителем народных представлений о правде, чести, достоинстве.

Воздействие народной традиции сказалось и на трактовке личности Ивана IV. Облик царя поэт восстанавливает таким, каким сохранила его народная память. Для народных песен государь – главное лицо, с именем его соединялось нераздельно имя отечества. В поэме первые слова автора обращены к царю, при этом используются обращения, характерные для народной песенной традиции: «Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!»

«Песня про купца Калашникова» представляет собой отражение и воспроизведение поэтом стиля народной поэзии – ее мотивов, образов, красок, приемов песенного народного творчества. Обратим внимание на образные средства поэмы: постоянные эпитеты (солнце красное, косы русые, Москва великая златоглавая, стена кремлевская белокаменная, синие горы, тучки серые, брови черные, очи зоркие, дума черная, дума крепкая, буйная головушка, ночь темнехонькая, красная девица и т. д.), повторения, гиперболизация, олицетворения, параллелизмы, сочувственное отношение природы и др. Изображение Ивана Васильевича дано с помощью отрицательного параллелизма:

Не сияет на небе солнце красное,

Не любуются им тучки синие:

То за трапезой сидит во златом венце,

Сидит грозный царь Иван Васильевич.

В эпизоде наказания Калашникова автор использует синонимический повтор глаголов, выполняющий в народной поэзии несколько функций: повторы подчеркивали, акцентировали действие и способствовали лучшему запоминанию текста.

Используя в тексте поэмы сравнения, символы, эпитеты, типичные выражения и словосочетания, характерные для народной песенной традиции, М. Ю. Лермонтов без фальшивого пафоса, просто, глубоко раскрывает образ купца Калашникова. Жена обращается к мужу, называя его государем, красным солнышком. Братья младшие уподобляют старшего сизому орлу, бой – пиру, а себя – малым орлятам:

«Песня про купца Калашникова» написана в особом жанре. Лермонтов стремился приблизить поэму к эпическим фольклорным сказаниям. Гусляры, тешащие песней «доброго боярина и боярыню его белолицую», играют важнейшую роль в структуре поэмы. Авторского голоса читатель не слышит, перед ним как бы произведение устного народного творчества. Нравственные позиции, с помощью которых оцениваются персонажи «Песни…», не лично авторские, а народные. Это многократно усиливает торжество правды в произведении.

2.2. Почему роман, ведущее место в котором занимают Гринёв и Пугачёв, называется «Капитанская дочка»?

Мария Ивановна Миронова – молодая девушка, дочь коменданта Белогорской крепости. Именно ее имел в виду автор, давая название своему произведению.

На мой взгляд, образ Маши является центральным в романе, так как объединяет всех героев, все сюжетные линии (любовную линию, линию пугачёвского бунта, личностного становления Гринёва), и именно по отношению к Маше проявляются характерные качества главных героев (честность и мужество Гринёва, духовное бесчестие и подлость Швабрина, великодушие Пугачёва). Взросление Гринёва начинается во взаимоотношениях с Машей; а Пугачёв будет посаженным отцом и устроителем её счастья. Кроме того, именно Мария Ивановна сыграла решающую роль в судьбе Петра Андреевича Гринёва: спасла его от тюрьмы и от позора.

В романе приводится очень мало слов Маши. Сила этой героини не в количестве сказанного, а в том, что слова ее и поступки всегда безошибочны. Все это свидетельствует о необычайной цельности Маши Мироновой. С простотой Маша соединяет высокое нравственное чувство. Она сразу верно оценивает человеческие качества Швабрина и Гринева. И в дни испытаний, которых немало выпало на ее долю (захват крепости Пугачевым, смерть обоих родителей, плен у Швабрина), Маша сохраняет стойкость и присутствие духа, верность своим принципам. Наконец, в финале повести, спасая любимого Гринева, Маша как равная с равной беседует с императрицей и даже противоречит ей. В итоге героиня одерживает победу, вызволяя Гринева из тюрьмы. Таким образом, капитанская дочка Маша Миронова является носительницей лучших черт русского национального характера. Доказательством этого является и то, что к большинству глав, в которых тема Маши развертывается с наибольшей силой, автором даны эпиграфы, взятые из народных песен и пословиц (эпиграф к 5 главе «Любовь»: «Ах ты, девка, девка красная!/ Не ходи, девка, молода замуж;/ Ты спроси, девка, отца, матери, / Отца, матери, роду-племени;/ Накопи, девка, ума-разума,/ Ума-разума, приданова», — песня народная; «Буде лучше меня найдешь, позабудешь./ Если хуже меня найдешь, воспомянешь», — то же). Читаем эпиграф к XIV главе «Суд»: «Мирская молва – Морская волна. Пословица». Эта пословица о том, что людское мнение можно изменить. Так и Маша сумела изменить мнение Государыни. Ведь помилование Петруши происходит не благодаря Екатерине, а благодаря Маше. Она отправилась в Петербург, она сумела объяснить, чем были вызваны поступки Гринева, она заставила императрицу поверить.

В последней главе читаем: «… В Симбирской губернии… В тридцати верстах от *** находится село, принадлежащее десяти помещикам. – В одном из барских флигелей показывают собственноручное письмо Екатерины II за стеклом и в рамке. Оно писано к отцу Петра Андреевича и содержит оправдание его сына и похвалы уму и сердцу дочери капитана Миронова… Издатель. 19 октября 1836 год».

2.3. Почему только два героя «Мёртвых душ» Н.В. Гоголя имеют биографию?

Первое, что отличает Чичикова и Плюшкина от остальных персонажей поэмы, это наличие у них прошлого – биографии. Биография этих героев – это история «падения души»; но если душа «пала», значит, была когда-то чистой, значит, возможно ее возрождение – через покаяние.

Гоголь не случайно выделяет Чичикова из ряда прочих персонажей поэмы, рассказывая о прошлом героя и давая его характер в развитии. Согласно замыслу, автор собирался «провести Чичикова через искушение собственничества, через жизненную грязь и мерзкость к нравственному возрождению». Героя зовут Павел, а это имя апостола, который пережил душевный переворот. Если брать во внимание то, что апостол Павел поначалу был одним из гонителей Христа, а потом стал ярым распространителем христианства по всему миру, то и его тезка, Павел Иванович Чичиков, должен был переродиться, возрождать души людей, наставлять их на путь истинный. И уже в первом томе есть предпосылки к этому. Что необходимо для покаяния, для очищения души? Внутреннее «я», внутренний голос. Автор даёт Чичикову право на душевную жизнь, на «чувства» и «раздумья». «С каким-то неопределенным чувством глядел он на домы…»; «неприятно, смутно было у него на сердце…»; «какое-то странное, непонятное ему самому чувство овладело им» – фиксирует Гоголь моменты внутреннего голоса у своего героя. Мало того: нередки случаи, когда в лирических отступлениях внутренний голос Чичикова переходит в авторский голос или сливается с ним – например, отступление об умерших мужиках Собакевича или о встретившейся Чичикову девушке («Из нее все можно сделать, она может быть чудо, а может и выйти дрянь, и выйдет дрянь!»). Гоголь доверяет Чичикову рассказать о русском богатырстве, восхититься мощью и простором Руси. Основа трагизма и одновременно комизма этого образа в том, что все человеческие чувства в Чичикове спрятаны глубоко внутри, а смысл жизни он видит в приобретательстве. Совесть его иногда пробуждается, но он быстро успокаивает ее, создавая целую систему самооправданий: «Несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я не пустил никого по миру…». В конце концов, Чичиков оправдывает свое преступление. Это путь деградации, от которого предостерегает своего героя автор. Писатель призывает Чичикова, а вместе с ним и читателей, вступить на «прямой путь, подобный пути, ведущему к великолепной храмине», это путь спасения, возрождения живой души в каждом.

Глава о Плюшкине композиционно выделена Гоголем, она расположена ровно посередине путешествия Чичикова по окрестным помещичьим усадьбам. Глава начинается и заканчивается лирическими отступлениями, чего не было при описании других помещиков. Все остальные рассказы построены по одной схеме: Чичиков знакомится с усадьбой, с домом, потом покупает крестьян, обедает и уезжает. Но глава, посвящённая Плюшкину, как бы прерывает эту однообразную цепочку: показана история жизни, развёрнутая биография героя, т. е. перед нами не просто человек с застывшей душой, а мы видим, как он дошел до такого состояния. В далеком прошлом он был образцовым хозяином, прямой противоположностью всем другим помещикам «Мертвых душ»: «А ведь было время, когда он только был бережливым хозяином! Был женат и семьянин, и сосед заезжал к нему пообедать, слушать и учиться у него хозяйству и мудрой скупости… Слишком сильные чувства не отражались в чертах лица его, но в глазах был виден ум; опытностию и познанием света была проникнута речь его, и гостю было приятно его слушать». Становится понятно, что сначала Плюшкин был совершенно другим человеком. В раннем Плюшкине есть только возможность его будущего порока. На это намекают «мудрая скупость» и отсутствие «слишком сильных чувств». Гоголь описывает умирание изначально неплохого человека.

Если во всех других помещиках подчеркивалась именно их типичность, то в Плюшкине автор видит не столько характерное для помещичьей России явление, а своего рода исключение. Даже Чичиков, видавший «немало всего рода людей», такого «еще не видывал», да и в авторской характеристике Плюшкина сказано, что «подобное явление редко попадается на Руси». То состояние, в котором его находит Чичиков, и впрямь ужасающе. Рисуя портрет Плюшкина, автор сгущает краски до предела: Чичиков не мог даже «распознать, какого пола была фигура: баба или мужик», – и решил, в конце концов, что перед ним ключница. Но, пожалуй, даже и ключница не наденет то тряпье, которое носит Плюшкин: на его халате «рукава и верхние полы до того засалились, что походили на юфть, какая идет на сапоги». Гоголь даёт уничтожающую характеристику Плюшкину – «прореха на человечестве». Но умерла ли его душа до конца? Невероятно важно в раскрытии образа Плюшкина не только описание его одежды, но и его внешности. Хотя Гоголь и пишет, что лицо этого персонажа не представляло собой ничего особенного, оно выделяется из галереи прежних лиц: «маленькие глазки еще не потухнули и бегали из-под высоко выросших бровей, как мыши, когда, высунувши из темных нор остренькие морды, насторожа уши и моргая усом, они высматривают, не затаился ли где кот или шалун мальчишка, и нюхают подозрительно самый воздух». У Плюшкина самые живые из всех героев глаза. Пусть не человеческие, но живые! При упоминании имени товарища на лице Плюшкина «скользнул какой-то теплый луч, выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства». Это значит, что в нём осталось что-то живое, что душа его не застыла, не окостенела совсем. В шестой главе содержится подробное описание сада Плюшкина, заросшего, запущенного, но все-таки живого. Сад – это своеобразная метафора души героя. Только у него в имении находятся две церкви. Из всех помещиков только Плюшкин произносит обличительный монолог после отъезда Чичикова.

Очень важно знать замысел второго и третьего томов «Мертвых душ». Из всех героев первого тома Гоголь хотел провести через очищение к возрождению души в третьем томе только двух – Чичикова и Плюшкина. Значит, позиция автора далеко не так прямолинейна, как может показаться на первый взгляд. Именно у Плюшкина, по мнению автора, остаётся хоть и ничтожный, но всё же шанс на духовное перерождение.

Итак, Чичиков и Плюшкин, в отличие от других персонажей поэмы, показаны в развитии, но в развитии обратном, то есть в деградации, и, по замыслу Гоголя, должны были возродиться во втором томе произведения.

А вот Манилову, например, деградировать некуда. Он давно застыл, как закладка в книжке, что лежит на четырнадцатой странице уже два года.

2.4. И.А. Бунин заканчивает рассказ «Лапти», не раскрывая дальнейшую судьбу ребёнка. Как вы думаете, почему?

Тяжело болен мальчик, мать бессильна помочь ребёнку, буран не позволяет прибегнуть к помощи доктора, деревенский мужик Нефёд хочет выполнить странное желание мальчика – принести ему красные лапти, в пути Нефёд замерзает. Деревенские мужики приносят его тело в дом, а с ним красные лапти. Однотонность и обыденность повествования показывают стихию природы беспросветной, обстоятельства ещё более безвыходными. Уже начало рассказа предвещает ожидание чего-то страшного в конце.

Бунин нечасто использует в своих описаниях метафоры, однако точно и необыкновенно ярко. Автор сравнивает вьюгу с морем во время урагана: «…потонул в белом, куда-то бешено несущемся степном море», стремится показать буйство природы: «…в бездне снежного урагана и мрака», «потонули вместе с лошадью в страшный снег». Разгулявшаяся стихия вызывает в душах людей страх: «…в такую страсть», «такой ужас», «…ужасала одна мысль». Эти эпитеты и сравнения рисуют состояние души матери, оставшейся в одиночестве с больным ребенком: «…плакала горькими слезами от страха и от своей беспомощности». Средством раскрытия состояния героев является и их речь: «Господи, помоги! Господи, защити!», «Бог с тобой…», «А господь его знает!». В полном бессилии мать обращается к единственной надежде – Господу. А помощь приходит в ином образе. Но именно в этом Промысел Божий. Обращает на себя внимание тот факт, что все герои безымянны, а именем наделен только один персонаж – Нефед. Это говорит о том, что он главный герой рассказа. Бунину важно рассказать нам о Нефёде, о его поступке. В рассказе много красного цвета – цвета пульсирующей крови и огня, этот цвет ассоциируется с кровью, ранами, смертной мукой и очищением. В христианской символике красный цвет означал любовь и милосердие – символ самопожертвования Христа. Смерть Нефеда – та искупительная жертва, ценой которой возвращается к жизни ребёнок, завершается власть вьюги над отчаявшимися новосельскими мужиками (именно благодаря Нефёду они находят правильную дорогу). Речь Нефеда лишена закругленности, в ней нет сложных предложений, много просторечий: «Не полегчало?», «…не хитрое дело», «Она мне будет в зад, пыль-то…». Незаконченные, часто обрывающиеся фразы говорят не только о крестьянском происхождении Нефеда, но и о том, что он человек дела. И он отправляется за шесть верст в лавку за лаптями и фуксином, так как «душа желает». А если выполнить заветное желание больного, он выздоровеет. Характер Нефеда, его устремленность и деловитость автор подчеркивает в портретной характеристике и в описании его действий: «Мотнул шапкой. Задумался. Шапка. Борода, старый полушубок, разбитые валенки – все в снегу, все обмерзло… И вдруг твердо: «Значит, надо добывать…».

О дальнейшей судьбе ребёнка нам не рассказывают, но, на мой взгляд, каждый читатель надеется на счастливый исход. Из сюжета рассказа мы должны предположить, что ребёнок вырастет хорошим человеком, и многим будет от него добро. А если нет: станет мальчик нехорошим? Что ж тогда: сидеть и ничего не делать? Думаю, что автор рассказа оставил право сделать вывод нам самим.